вторник, 8 января 2019 г.

Интервью Елене Шуваевой-Петросян

Елена Шуваева-Петросян
ОВАНЕС АЗНАУРЯН: "ДЛЯ КАЖДОГО АРМЯНИНА ГОРИЗОНТ — ЭТО БЛИЖАЙШАЯ ГОРА"








Имя армянского русскоязычного писателя Ованеса Азнауряна известно не только в Армении. Он — автор нескольких книг, лауреат литературных конкурсов и премий. Член Клуба писателей Кавказа.

— Позволь, согласно классике журналисткого жанра, задать тебе несколько вопросов из анкеты Марселя Пруста. Итак, первый: твоя самая характераная черта?

— Может быть, это не скромно так говорить, но я… умею понимать. Качество для человека пишущего наиважнейшее и идеальное (помнишь, как у Хемингуэя было? «Писатель должен поставить себя на место и матадора и на место быка и понимать обоих»), но, кстати, это не всегда хорошо в реальной жизни. Ведь то, сколько мы можем простить, прямо зависит от того, сколько мы можем понять. Исходя из этого, часто думаю о том, что я бы хотел уметь не прощать очень многое.

четверг, 1 ноября 2018 г.

"Независимая газета", 31.10.2018 "Зачем тебе центрифуга?"


Летела жизнь в плохом
автомобиле
И вылетала с выхлопом
в трубу.
Владимир Высоцкий

***
Помните, как было в «Колыбели для кошки» Воннегута? «Когда я был моложе – две жены тому назад, 250 тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад...»
Так вот. Когда я был моложе – одну жену тому назад, 250 тысяч пачек сигарет тому назад, 5 тысяч литров спиртного тому назад – жизнь только начиналась. Да, пожалуй, что так. Ведь как только она должна была начаться по-настоящему – после последнего звонка, аттестата зрелости, выпускного бала, – грянул август, потом сентябрь, потом стремительно распался на лоскутки декабрь… И это был 1991 год. И казалось, что, не успев начаться, жизнь остановилась.

суббота, 20 октября 2018 г.

"Октябрь" №9, 2018, "Бархатная революция"

О чем ты, идущий рядом, молчишь сейчас?
Я верю тебе и повинуюсь...
Елена Шуваева-Петросян. Четверть секунды


Узкая чешуйчатая дорога потрескавшимся асфальтом извивалась вниз, иногда собираясь по-змеиному в кольца, иногда выпрямляясь. По обе стороны небольшие островки битого бурого камня перемежались такими же небольшими окровавленными островками маков и не растаявших с самой осени снегов. В основном же была сплошная трава – сочная, зеленая.
– Да обгони ты этот драндулет уже! Сколько мы можем за ним ползти? Серьезно! Обгони! Вот дура!
– Не могу. Дорога узкая и много поворотов, – спокойно ответила молодая женщина. – Да еще снег пошел. Ты помнишь, что пошел снег? Ты, конечно, не помнишь, что пошел снег. Ты ничего не помнишь… – Женщина продолжала говорить спокойно, размеренно, с расстановкой, хотя, если б мужчина не был так пьян, он бы уловил в ее голосе металл и некоторое презрение. Женщина говорила и одновременно взглядом не отпускала едущий впереди, метрах в десяти, старый помятый желтый жигуленок, набитый молодыми людьми, которые что-то кричали.

вторник, 4 сентября 2018 г.

"Канк.орг", 04.09.2018 ("Одиночество")




Հովհաննես ԱԶՆԱՈՒՐՅԱՆ | Մենություն

Շուրջ երեք օր անձրև է տեղում: Դադարում է մի տասը-տասնգինգ րոպեով, հետո նորից սկսում է մաղել: Եվ այդպես շարունակ: Եվ խոնավ է ամենը, թաց է, կաթիլներով լի, և ծառերին դողում են տերևները, և ինչ-որ ձևով տխրությամբ է բուրում՝ բուրում է Աշունը: Ու թվում է` դեռ այնքան էլ ցուրտ չէ, բայց մեկ է՝ բուրում է հեռացած սիրով: Աշնանը մշտապես տարածվում է հեռացած, կորսված, լքված սիրո բույրը…Եվ ցանկանում ես վերհիշել: Արդյո՞ք եղել է այն ամենը, ինչը դու հիմա ուզում ես հիշել: Մտացածին չէ՞ դա: Եվ այժմ դու կասկածում ես. միթե՞ եղել է: Անձրևը թխկթխկացնում է բակում գտնվող ավտոտնակների պողպատե կտուրները, անձրևատար խողողովակները տարածում են խռպոտ հազը, և լսելի է դառնում ասֆալտի վրայով անցնող մեքենայի թաց ֆշշոցը: Ու խուլ գիշեր, ու մի քիչ մշուշ…Միթե՞ եղել է: Չէ՛, չի եղել: Ոչինչ չի եղել: Ամենը դու էիր հորինել. զբոսանքը՝ քո քաղաքի փողոցներով, տերևաթափը, զբոսայգիները, կարմրադեղին տերևներով թափթփված նստարանները, երկխոսությունները, երկխոսությունները. ամենը դու էիր հորինել, ամենը դու էիր ստեղծել…

вторник, 21 августа 2018 г.

Интервью Елене Шуваевой-Петросян. "Писатель Ованес Азнаурян: «Время от времени надо оглядываться на Арарат»"

Мне кажется, я знаю его всю жизнь. Будто бы с самой песочницы. Будто бы это специально нас назвали сказочными именами: меня — Алёнушка, его — Иванушка. Правда, Иванушка на армянский лад: Ованес. Откуда эта иллюзия, если мы родились в разных странах и никогда не пересекались до начала «нулевых». Наверно, появилась она тогда, когда я, русская, только что переехавшая в Армению, жадно собирала информацию о русскоязычных изданиях и писателях в совершенно незнакомой мне стране и наткнулась на два рассказа Азнауряна в журнале «Литературная Армения» — «Наступил ноябрь» и «Эдита» (1997). Это был его дебют. Потом в газете «Голос Армении» был опубликован еще один рассказ автора — «Парус одинокий» (2006). В этот же период, стараниями моих новых друзей и наставников — писателя Гургена Ханджяна и поэта Ованеса Григоряна, у меня появились первые публикации в Армении. А однажды мы с Ованесом Азнауряном пересеклись на «квартирнике» у писателя Сурена Петросяна. Вот откуда сокровенное ощущение «песочницы», литературной «песочницы», потому что наше знакомство, а потом и дружба, замешаны на первых творческих чаяниях и успехах.

пятница, 27 июля 2018 г.

Ася Петрова на Эхо Москвы о международной премии имени И. Бабеля


Писатель Assya Petrova на Эхо Москвы о международной премии имени И. Бабеля (Премия Бабеля), о жюри, дипломантах, лауреатах, о жанре рассказа и о многом другом. "Досталось" и мне, за что ей большое спасибо!



слушать интервью здесь

суббота, 21 июля 2018 г.

"Новый континент", 20.07.18 (США), ("Доли")

Об авторе

Ованес Грачикович Азнаурян родился в 1974-м году. Окончил Ереванский педагогический институт, факультет истории и основ права.
Печатался в в изданиях:
«Литературная Армения», «Эмигрантская Лира», «Нева», «Дружба народов», «Октябрь», «Урал» и т.д.
Автор книг повестей и рассказов «Симфония одиночества» (Ереван, 2010 г.), «Симфония ожидания» (Ереван, 2014 г.).
Шорт-лист литературной премии «Русский Гулливер», шорт-лист премии им. И.Бабеля. Член Клуба писателей Кавказа.
Живет в Ереване.

Доли

— Аршак, с потолка капает. На кухне, — сказала однажды утром бабушка дедушке. Дожди, такие частые в высокогорном дачном поселке Кармрашен, не прекращались уже который день, и лишь время от времени опускался с небес густой туман, все замирало, затихало, и тогда почему-то капать начинало еще больше.