Блиц-интервью Армянского музея Москвы и культуры наций — Армянский музей Москвы и культуры наций 25.11.16

На вопросы музея отвечает прозаик Ованес Азнаурян

Когда ты начал писать, как это вышло?

Все началось с самого раннего детства. Сколько я себя помню, постоянно твердил себе: «Запомни это!» Многое, наверное, казалось очень важным в том самом раннем-раннем детстве и не хотелось потерять, забыть. «Запомни этот запах, запомни это чувство

Ты работаешь системным администратором, у тебя семья - как ты успеваешь писать, публиковаться?

Отвечу так: не успеваю. Писать получается редко, урывками, и это очень нервирует, надо сказать. А ведь писать очень трудно, и чем дальше, тем труднее. И для того, чтобы выжать из себя абзац теперь нужно больше времени

Твои рассказы придуманы или взяты из жизни, из реальных историй?

Сюжеты абсолютно всех рассказов придуманы. Никогда в жизни не было того, что описано в том, или ином рассказе в прямом смысле. Да, я ездил с дедом на дачу собирать лоби, но никогда дед меня не забывал там и не уезжал – это уже придумано. Понимаете? Бывает, что в жизни было иначе, или могло быть так, как в рассказе. Это очень сложная химия. Все смешивается в котле, происходят реакции, рождается совершенно новое (чего никогда не происходило на самом деле) и так далее и так далее. И опять хемингуэевское: «Нужно сочинять, но сочинять так, чтобы читатель верил, что так было на самом деле».

Кто твой читатель?

Один мой друг шутит, говоря, что меня читают женщины добальзаковского, бальзаковского и постбальзаковского возраста. Но я думаю, что мужчины тоже что-то там читают моего

Если серьезно, то о том, «кто мой читатель», еще рано говорить. И вообще я думаю, что  все только начинается. Всегда  в жизни так казалось. И всегда нужно так думать: «Все только начинается!»

Тогда никогда не перестанешь хотеть жить

(полностью читать здесь)